Квартира в Санкт-Петербурге с панно-репродукцией легендарной картины Матисса во всю стену

Петербургская квартира на верхнем этаже новостройки напоминает выставочное пространство: панно-репродукция «Танец» Анри Матисса вспыхивает в студии, виды из окон представляют захватывающие панорамы. Под стать экспозиционной эстетике подобраны и предметы обстановки.

Владельцы квартиры — молодые супруги, оба предпочитают активный образ жизни, много путешествуют, любят искусство модернизма. Приступая к обустройству трёхкомнатной квартиры в новостройке, они попросили создать современное пространство, сделать просторную кухню-гостиную (в том числе для приёмов с большим количеством гостей), а в приватной половине — две спальни (одна из них должна служить также кабинетом). Требовались подсобные помещения для хозяйственных функций и два санузла. Урбанистскую современную стилистику, строгую и функциональную, предполагалось сделать более тёплой и «тактильной» благодаря природным материалам.

Осевая симметрия столовой и обеденной зон заостряет внимание на деталях: мощном массиве столешницы, заказанной в Краснодарском крае, выразительных окантовках кухонных шкафов.

Перепланировка

Интерьер квартиры с L-образными очертаниями застройщик предполагал разделить на отсеки с тесной кухней, изолированной гостиной, тёмным коридором, который замыкает пара санузлов и отдельной комнатой в узком «рукаве». Новая планировка изменила структуру, сохранив границы мокрых зон. Два несущих пилона были интегрированы в перегородки. Кухню и комнату объединили, а ненесущую стену между зоной гостиной и прихожей удалили. Там, где коридор расширяется, спланировали два подсобных помещения. Правее входной двери спроектировали гардеробную комнату. Между кухней и прихожей появилась перегородка сложных очертаний, часть её состоит из прозрачного стекла. Остальные помещения остались в своих прежних границах.

Белый и светло-серый тона стен с фактурой под бетон и замшу уравновешивают активные элементы дизайна. Светильники простых, неброских форм не отвлекают внимание от основных сюжетов интерьерного спектакля.

Ремонт

Интерьер новой квартиры выглядел как бетонно-кирпичная коробка, в которой пришлось залить стяжку, пол облицевали в комнатах паркетной доской, а возле входной двери, в зоне кухни и в санузлах — керамогранитной плиткой. Стены под тремя окнами — двумя в гостиной и одним в дальней комнате — разобрали, увеличив проёмы до пола (подоконники-ступени выполнили из искусственного камня), это улучшило инсоляцию и придало интерьерам более цельный и открытый вид. Все разрешения на переустройство были получены в соответствующих инстанциях, благо снаружи, вдоль всей стены гостиной, проходит широкая лоджия, а со стороны удалённой комнаты — балкон (дизайном и ремонтом этих зон не занимались по решению владельцев), облик фасадов не был нарушен.

Чуть неровные очертания обеденного стола из массива придают ему сходство с арт-объектом. Панно Матисса, напротив, встроено в бытовую среду. На дверные полотнища холст с фотопечатью был наклеен с помощью столярного клея.

В полы под окнами встроили конвекторы. Новые стены возвели из гипсокартона, оштукатурили и частично окрасили, частично оклеили фотопанно. Потолки выровняли гипсокартоном, чуть понизив уровень для встройки светильников. Межкомнатные двери заказали высокие, почти до потолка. Комнаты оборудовали кондиционерами, внешние блоки поместили на технических балконах. Стеллажи, системы хранения, корпусную мебель изготовили на заказ по эскизам автора проекта.

Консольная кровать со светодиодной подсветкой словно бы парит в невесомости, отсутствие иной корпусной мебели усиливает это впечатление. Бархатистые портьеры и фактурное покрывало вносят ласкающие тактильные ноты.

«Танец» Анри Матисса органично вписан в интерьер студии. Сюжет выбрал автор проекта, идею заказчики одобрили. Репродукция была выполнена в технике фотопечати на холсте и выглядит удачно прежде всего благодаря тому, что панно занимает значимую зону, но основная композиционная ось студии располагается параллельно ему, не превращаясь в навязчивый элемент. Скрытая в потолочной нише подсветка над панно и скругление перегородки справа, напоминающее колонну, усиливают репрезентативный эффект. 

Вместе с тем архитектор распоряжается шедевром как истинный постмодернист: едва заметные границы дверей со скрытым коробом (в постирочную и кладовую) напоминают о том, что искусство способно совмещать и утилитарные функции, во всяком случае, оно им не противоречит.

В спальне доминируют отделка деревом с медово-золотистыми поверхностями и антрацитно-чёрный цвет, прида­ющий интерьеру глубину. Облицовка зеркалами по высоте стен до самого потолка по обе стороны от простенка напротив кровати эффектно увеличи­вает масштаб пространства.

Дизайн

Дизайн квартиры даёт впечатляющий ответ на вопрос, как органически, но не буквально связать облик современного жилья с городом-музеем, которым по праву считается Петербург. Выбрав один из прославленных шедевров эрмитажной коллекции, автор проекта наполнил открытый интерьер студии мощной позитивной энергетикой. «Танец» как бы вовлекает в своё движение окружающее пространство, бросая цветные «отсветы» на ковёр, обивку стульев.

Плиткой под светлое дерево выделены зоны душа в гостевом санузле и ванной — в хозяйском. Светодиодные подсветки акцентируют ниши, тёмная плитка оптически расширяет границы.

Эстетика модернизма, к которой апеллирует данный проект, пусть и не буквально, всегда уделяла природной теме пристальное внимание. Открытые фактуры дерева и их имитации создают приятное ощущение тепла и тактильного удовольствия. Обеденный стол из массива карагача привнёс не меньшее ощущение жизненной мощи, чем панно гения постимпрессионизма.

Из дерева выполнена часть предметов мебели, а стеллаж из бетона (автор Никита Селезнёв) вылеп­лен как природная скульптура с естественной фактурой; сквозной стеллаж на металлокаркасе (автор Николай Семёнов) создаёт с ним воздушный контраст.

Высокие, почти до потолка, двери и проёмы оптически увеличивают пространство. Той же цели служат и приёмы общей отделки соседних зон, например двери и стеллажа в кабинете.