«У каждого должна быть своя гора»

Дом, совершенный как мобильный телефон. «... единичный экземпляр, отвечающий мироощущению именно этих людей». Реконструкция коттеджа в Юрмале.

У каждого должна быть своя гораГлавное и единственное украшение фасада- окна различных форм, как будто в беспорядке прорубленные в стенах. Но именно эта беспорядочность создает неповторимый рисунок, сообщает фасаду динамичность и особую "горную" логику У каждого должна быть своя гораНе правда ли, все это действительно напоминает горный рельеф? При желании хозяин даже может съехать со своей крыши на лыжах, сноуборде или велосипеде. Угис Шенбергс уверен, что уже следующее поколение будет использовать крышу именно так У каждого должна быть своя гораВысота этой небольшой гостиной позволяет свободно расположить во втором уровне библиотеку-кабинет, который пока служит скорее домашней выставкой. Здесь собраны охотничьи трофеи хозяина и коллекция экзотических растений хозяйки У каждого должна быть своя гораВ доме нет двух одинаковых окон. Каждое- не просто источник света, но и архитектурный элемент, по-своему организующий пространство здания У каждого должна быть своя гораТрудно представить себе настоящую загородную виллу без камина. Однако его соседство с огромным окном, из которого открывается вид на крышу, весьма неожиданно. На такую "скульптурную группу" можно смотреть часами, задумчиво переводя взгляд с горящего пламени на жестяной скат У каждого должна быть своя гораВ доме-скульптуре каждая линия работает на создание образа. Строгий прямоугольник дверной коробки пересекается ломаной линией потолка. Необычная геометрия окон дает возможность использовать дневной свет как один из элементов внутреннего пространства дома У каждого должна быть своя гораВсего две-три ступеньки, отделяющие один уровень от другого, зонируют небольшое пространство дома лучше всяких стен. Основной принцип- создание множества уютных и характерных уголков вместо традиционных комнат.
Наклонные крыши- не только часть архитектурного замысла дома, но и элемент его интерьеров. Даже мебель в этом уютном уголке подобрана под цвет ската крыши У каждого должна быть своя гораБывшая терраса в старой части здания превращена в нечто среднее между балконом и альковом. Анестандартное цветовое решение позволило разделить эту небольшую комнату на дневную (красную) и ночную (синюю) зоны У каждого должна быть своя гораКухня сделана намеренно миниатюрной, почти кукольной, однако в ней прекрасно разместилось все необходимое. Хозяйка дома, хрупкая, небольшого роста женщина, чувствует себя здесь очень уютно У каждого должна быть своя гораВ этой небольшой ванной удивительно светло и нарядно, хотя здесь нет ни окон, ни дополнительных зеркальных поверхностей, отражающих свет. Желто-оранжевые тона стен сами создают живую солнечную атмосферу У каждого должна быть своя гораПлан нижнего уровня У каждого должна быть своя гораПлан среднего уровня У каждого должна быть своя гораПлан верхнего уровня

От Москвы до Юрмалы можно доехать всего за одну ночь. Недавно это был наш самый близкий морской курорт, а сегодня- самое ближнее зарубежье. Но, несмотря на кажущуюся доступность прибалтийского города, здесь всегда жили по-другому. Не так одевались, не так разговаривали, не так строили...

Нынешняя Юрмала не выглядит фешенебельным морским курортом: нет здесь буйства природных красок, показной роскоши, праздничного оживления толпы. Зато этим местам присуща необыкновенная тишина, романтический покой, легкий флер загадочности. Кажется, вон там, за следующим поворотом...

Здесь каждый дом имеет свою историю, потому что ничего сохранившегося до наших дней ни в коем случае нельзя ломать или принципиально реконструировать. Здесь уверены, что любая крошечная полуразвалившаяся постройка- это часть общей памяти и культуры народа, которую, потеряв однажды, уже невозможно восполнить.

Дом, о котором мы хотим рассказать, перешел к своему нынешнему хозяину от родителей и оставлен таким, каким был,- простым, без затей и изысков, но хранящим тепло человеческих рук, настроение минувших лет. Главное его достоинство- та необыкновенная атмосфера уюта, обжитости, любви, которая ткется годами, и нет никаких архитектурных приемов, чтобы создать ее искусственно. Авот разрушить неумелым обращением, равнодушием и непониманием довольно легко. Поэтому главной задачей, стоявшей перед архитектором при выполнении перестройки и модернизации дома, было сохранение (ираспространение на новые помещения) именно его духа.

Как известно, перестраивать всегда сложнее, чем строить заново. Новая часть дома должна была сочетаться с уже имеющейся, не выглядеть инородным телом, но при этом отвечать современным требованиям комфорта. Кроме того, расширяя и совершенствуя свое жилье, хозяева все же не хотели, чтобы оно стало слишком большим и дорогостоящим.

Исходя из этих требований, архитектор Угис Шенбергс решил создать не просто дом, а скульптурный объект, где каждая линия несет функциональную, смысловую и эмоциональную нагрузку. "Работать с малыми объектами гораздо интереснее, чем с большими,- считает Угис.- Здесь необходимы более тонкие дизайнерские решения, нетривиальные, яркие идеи. Ведь дом должен получиться не только красивым, но и максимально удобным, продуманным до мелочей. Конечно, в большом здании реализовать это проще. Маленький дом должен стать таким же совершенным, как, например... мобильный телефон».

В основу перестройки здания была положена не просто дизайнерская, но в какой-то мере философская мысль: "Укаждого человека должна быть своя гора". ВЛатвии есть море и уютные песчаные пляжи, есть сосновые леса и бескрайние поля, которых с лихвой хватит на всех ее немногочисленных жителей. Так пусть у каждого будет еще и своя гора. По мнению Угиса Шенбергса, только горы обладают сверхъестественной способностью продлевать жизнь человека, дарить ему физические силы и душевное здоровье, приподнимать над землей, над обыденностью. Поэтому для гармоничной здоровой жизни каждому нужна своя гора. Но где ее взять? Самое простое- превратить собственный дом в... горный склон. Тогда можно использовать крышу не только по основному назначению, но и для отдыха и прогулок. Можно даже скатиться с нее на лыжах или велосипеде.

Вообще, идея задействовать поверхность крыши как дополнительную плоскость и площадь была высказана еще ЛеКорбюзье. Он предлагал строить здания с плоскими крышами, используя образовавшуюся территорию для прогулок или устройства небольших садиков. Угис Шенбергс, по собственному признанию, только адаптировал эту идею к более суровым климатическим условиям. "Латвия- пусть в малой степени, но все же северная страна, погода здесь переменчива,- говорит он.- Поэтому сад на крыше вряд ли просуществует долго. Авот горный склон- как раз то, что нужно. Помимо этого, крыши с правильным расчетом уклона обладают способностью сами, с помощью ветра, очищаться от снега и дождевой воды».

Не правда ли, красивая и достойная воплощения идея? Однако в этом доме она не просто использована, но развита до своего логического завершения. На нее работают не одни только наклонные крыши, а вся архитектоника здания. Преобладание острых углов, ломаные линии контура, неожиданные перепады высот создают образ горы. Игоры не обычной, а конструктивистской, рукотворной. Недаром дом носит название "Кантайнайс пакалис"- «Прямоугольная гора».

Внутреннее устройство дома как нельзя лучше соответствует его названию, а главное, основной идее. Здесь каждая ступенька- горный склон, каждое окно- расщелина. Зонирование пространства происходит не привычным способом, с помощью дверей, а за счет цветовых и высотных перепадов.

В какой-то степени подобное деление пространства было продиктовано планировкой старой части дома. Построенный по тогдашней дачной моде, он имел сразу несколько застекленных террас. Вновую концепцию загородной виллы они не вписывались, но поскольку внешнее обличие здания менять было нельзя, пришлось использовать их в новых интерьерах. Для этого террасы утеплили и превратили в лоджии, которые расширили комнаты, разбили их на зоны, придали им сложность. Таким образом, планировочный рисунок был задан изначально- единое пространство, собранное, как пазл, из отдельных мелких кусочков. Площадь постройки невелика: ее старая часть составляет примерно 100м2, а новая еще меньше- 80м2. Но благодаря такому построению интерьеров образовалось множество уютных и укромных уголков, обособленных- и в то же время неразрывно взаимосвязанных. Хотя обычно в доме живут только два человека, здесь легко может разместиться большая компания. Причем у каждого будет возможность и побыть в общем кругу, и уединиться.

Здание не разделено на этажи в привычном смысле слова. Пространство жилых помещений свободно перетекает с одного уровня на другой, и порой для этого достаточно незначительного перепада в одну-две ступеньки. Сам архитектор условно делит свое творение на три уровня: нижний (полуподвальный)- гараж; средний- кухня, столовая, жилая комната, четыре спальни (они расположены в старой части дома), ванная; верхний- кабинет-библиотека. При этом каждый уровень имеет еще и внутреннее деление. Так, кухня на пару ступенек ниже столовой. Ажилая комната, наоборот, расположена чуть-чуть (всего на 5-6 ступеней) выше среднего уровня.

На лестнице, ведущей на третий уровень, в кабинет, нужно ненадолго остановиться, чтобы рассмотреть ее повнимательнее. Это не просто связка между этажами, а сложный художественный объект- иодновременно многофункциональная вещь. По мысли архитектора, лестница- образ, близкий к горному склону, где так приятно посидеть, вглядываясь в даль. Кстати, на лестнице имеется и специальное окно. Деревянные ступени располагают к тому, чтобы на минуту прервать движение, подумать о вечном. "Здесь гораздо удобнее отдыхать, пить чай (одному или с друзьями), чем за обычным столом,- уверен Угис Шенбергс.- Кресло- объект искусственный, поэтому оно не дает ощущения душевного равновесия, настоящего отдыха. Горный склон- гораздо лучше". Кроме того, лестница специально развернута к гостиной так, что может использоваться в качестве небольшой эстрады для домашних представлений. Арасположившись на широких ступеньках как настоящий хор, можно попеть вместе с друзьями любимые песни.

Сами ступени намеренно сделаны широкими, выступающими за границы конструкции,- их удобно использовать как полочки для цветов и безделушек. Правда, вэтом случае подниматься и спускаться придется с большой осторожностью, чтобы не уронить ненароком любимую хрупкую вещь. Аеще на необычных ступенях очень любит посидеть хозяйская кошка, отсюда она с невозмутимостью сфинкса взирает на мирскую суету. Хотя, если честно, суетиться хозяева не любят. Здесь живут в спокойном, «природном» ритме. Наверное потому в доме так много мест, где можно устроиться у окна и просто посмотреть во двор, на небо и на двухсотлетние сосны.

Кстати, здание сконструировано так, что полуоткрытый внутренний дворик виден из всех комнат. Именно он и является центром дома. Выложенный простыми бетонными плитами, дворик со всех сторон защищен от посторонних взглядов. Летом здесь всегда накрывают стол для гостей, а зимой строят собственную снежную бабу и наряжают елку. Именно здесь, в духовном центре дома, и живет его маленький хранитель- кошка, «убежавшая» из «Скульптурного парка» Барды.

У каждого должна быть своя гора

Миниатюрная бронзовая кошка (ее рост всего 50см), облюбовавшая "Прямоугольную гору", не так знаменита, как "Зеленые коты", ставшие визитной карточкой "Скульптурного парка" Яниса Барды, но ее история тоже довольно интересна. Она была создана в 1999году специально для этого дома и его хозяев, друзей скульптора. Прототип этого фантастического существа- белая кошка с большими ушами и разноцветными глазами- до сих пор в добром здравии. Она любимица дочери скульптора и откликается на имя Салли. Названа кошка, между прочим, в честь одной из победительниц национального конкурса красоты.

Но мы немного отвлеклись, пора вернуться в дом. Выше уже говорилось, что цвет в решении интерьеров этого странного дома играет одну из ведущих ролей. Не менее важную, чем объем и фактура. Заметим, что это первый объект Угиса Шенбергса, где применены такие сильные, яркие краски в столь неожиданных для всех сочетаниях. Правда, раньше Угис провел колористический эксперимент в своем собственном доме, выкрасив столовую в оранжевый, а жилую комнату в радикально зеленый цвет. По собственному признанию архитектора, выбирая такие непривычные для жилых интерьеров сочетания, он немного опасался, не получится ли слишком агрессивная, тяжелая среда. Однако, как оказалось, яркие живые краски не угнетают человека, а, наоборот, дают ему новые жизненные силы, энергию, творческие ресурсы.

В «Прямоугольной горе» эксперименты с красками продолжались на качественно новом уровне. Перед архитектором стояла задача изменить, усложнить с помощью цвета пространство, но при этом сделать его максимально комфортным для повседневной жизни. Предпочтение отдавалось сочным, активным краскам, имеющим свой характер и способным задать тон всему интерьеру. Для каждой зоны выбирался свой оттенок, но основу всех интерьеров должны были составить большие белые плоскости.

Для работы использовались самые обычные водоэмульсионные краски местного производства. Такое решение позволило сэкономить значительные средства и, что гораздо важнее, дало простор для фантазии архитектора и хозяев. Врезультате некоторые фрагменты интерьера перекрашивались по несколько раз. До тех пор, пока не возник именно тот единственный и неповторимый эффект, ради которого и затевался весь эксперимент,- пока комната не начала звучать собственным, лишь ей присущим голосом.

Входной тамбур выкрашен в темно-синий цвет, одна из стен на третьем уровне- бирюзовая, коридор возле ванной- ярко-желтый, а сама ванная комната- оранжевая. Кухня и гостиная оставлены практически абсолютно белыми, а вот каждая спальня имеет сразу два главенствующих цвета: красный и синий, желтый и коричневый. При выборе красок автор руководствовался принципом, противоречащим классическому учению о природе цвета: здесь теплые тона легко сочетаются с холодными. Но именно этот «ненаучный» подход позволил создать столь живые и динамичные интерьеры. Даже полы из натурального дерева участвуют в цветовой игре. Сохраняя фактуру дерева, доскам придали определенный оттенок, непременно контрастирующий с оттенком стен. Так, в синей спальне для пола выбран красноватый тон, а в желтом коридоре полы отливают холодной голубизной.

На первый взгляд подобные цветовые изыски и причуды должны производить противоречивое впечатление. Но находясь в доме, ни на минуту не ощущаешь дискомфорта или внутреннего напряжения. Кроме того, большие фрагменты различных цветов служат дополнительными ориентирами в пространстве- каждый человек сразу, на подсознательном уровне, ощущает, в какой функциональной зоне находится.

Интересно, что в оформлении интерьеров использовано очень много картин. При этом сами интерьеры тоже являются живописными полотнами, превращающими жилье в мини-галерею, где каждый найдет оттенок по душе и настроению.

Наружное колористическое решение здания не уступает по насыщенности и оригинальности внутреннему. Неожиданное сочетание красного и синего откладывается в памяти надолго, но не вызывает чувства протеста или отторжения, а скорее создает впечатление постоянного диалога внутреннего и внешнего пространства объекта, его эмоциональной сложности, способности к развитию. Причем это впечатление не проходит, а только усиливается при дальнейшем, более тщательном осмотре дома.

Скаты крыши пересекают плоскости некоторых окон, задавая тон и диктуя цвет интерьеру. Пространственные спирали наклонных потолков сообщают динамику даже такому консервативному помещению, как, например, кухня. Несимметрично расположенные окна рождают удивительные световые эффекты, наполняют интерьеры воздухом и легкостью. Большие окна из цельного стекла без переплета привносят во внутреннее пространство красоту природных пейзажей. Одним словом, сложный образ этого жилья создается огромным количеством незаметных деталей. Причем образ не статичен, он постоянно меняется, открывается все с новых сторон.

Несколько слов о технических особенностях проекта. Здесь как раз все абсолютно традиционно. Хотя хозяева и живут в доме постоянно, задумывался он как загородная вилла, поэтому в качестве основного строительного материала выбрано дерево. Из бетона сделан только цоколь, просто оштукатуренный. Сама каркасная деревянная постройка снаружи обшита досками, а внутри- гипсокартоном. Вкачестве утеплителя использована минеральная вата. Крыша сделана из оцинкованной жести, а между стропилами проложен тот же утеплитель. Это необходимо потому, что в доме нет чердака, и крыша одновременно является потолком жилых помещений.

Из подсобных помещений имеется лишь гараж (на уровне полуподвала). Здесь же, в нише, расположился и отопительный котел, работающий на жидком топливе. Интересно, что для экономии он подключен к тому же дымоходу, что и камин в гостиной. Все остальные коммуникации в доме (вода, газ, электричество)- городские. Объект получился не слишком дорогим- около $300 за 1м2. Но необходимо учесть, что работы длились почти три года, с 1996 по 1999г., и сам хозяин принимал в них самое непосредственное участие: закупал строительные материалы, занимался их доставкой, подбирал мебель. То есть строительство велось частным образом, а не было полностью отдано в руки компании-подрядчика. Это решение заметно удешевило проект, однако отняло у хозяина немало времени и сил. АУгис Шенбергс уверен, что активное участие заказчиков в реконструкции собственного жилья дало не только экономию средств, но и привнесло в готовый дом личностный фактор, позволило оптимально совместить идеи архитектора с желаниями и мечтами будущих жильцов.

Для самого архитектора этот проект стал предвестником и в некотором смысле экспериментальной площадкой, на которой прошли обкатку многие идеи, использованные затем в коттеджном поселке Sampeteris. Хотя, по мнению Угиса Шенбергса, в объектах, предназначенных для тиражирования многое пришлось упростить, приспособить к всеобщему восприятию.

"Это очень интеллектуальный по виду дом, не каждый способен понять и принять заложенные в нем идеи,- говорит архитектор.- Не каждый сможет и адаптироваться в таком сложном, хотя и очень гармоничном пространстве. «Прямоугольная гора» не предназначена для тиражирования, это единичный экземпляр, отвечающий мироощущению именно этих людей, этой местности, этого времени».