Четвёртое измерение

Трехкомнатная квартира (104,8 м2) с сюжетным развитием пространства. Проект завоевал первую премию на самарском конкурсе «Сезон интерьера».

Четвёртое измерениеСветлые стены и колонны- визитная карточка интерьера. Они зрительно расширяют пространство и обыгрывают античную тему, присущую проекту Четвёртое измерениеЖесткость очертаний телевизора контрастирует с плавными линиями шкафов и диванов Четвёртое измерениеСтеклянные столешницы обеденного и журнального столиков придают мебели изящество и невесомость Четвёртое измерениеЛегкие прозрачные шторы словно стирают границу между интерьером и внешним пространством Четвёртое измерениеДеревянная лестница по эскизу архитектора ведет из гостиной прямо на крышу. Подиум выполнен из натурального гранита Четвёртое измерениеМонохромию отделочных материалов оживляют элементы декора. Яркие подушки вторят цветам живописного панно Четвёртое измерениеРамы из темного дерева контрастируют со светлыми стенами и потолком. Они задают вертикальный ритм, противопостав-
ленный рустике перегородок Четвёртое измерениеЗенитный фонарь на кухне скрывает антресоль. Его галогенная подсветка создает иллюзию дневного света Четвёртое измерениеДизайн деревянных полок перекликается с оформлением лестницы- обе конструкции набраны из контрастных по цвету деревянных элементов Четвёртое измерениеПо цвету спальня совершенно отличается от гостевой зоны. Глубокие синие тона создают ощущение покоя Четвёртое измерениеСтолешница умывальника в ванной выполнена на заказ из натурального гранита Четвёртое измерениеРустованная стена с аркой и колонны- постмодернистская трактовка античных традиций. Впроем идеально вписалась скульптура, которую выбирал сам хозяин Четвёртое измерениеПлан до реконструкции Четвёртое измерениеПлан после реконструкции

Квартира, в отличие от загородного дома, всегда ограничивает творческую свободу архитектора. Ведь, по сути, это всего лишь прямоугольная коробка. Что можно с нею сделать? Убрать несколько перегородок? Поиграть с высотой подвесных потолков? Недаром считается, что работа с квартирами больше подходит для декоратора. Объект, представленный на наших страницах,- исключение из правил. Внем присутствует "четвертое измерение"- сюжетное развитие пространства, порой совершенно неожиданное.

Место действия- Самара. Встарой части города удачно расположилась кирпичная новостройка, выполненная по индивидуальному проекту. Здание имеет сложную конфигурацию: его завершение решено ступенчато, в стиле каскадной архитектуры. Врезультате получилось, что из квартиры, о которой мы хотим рассказать, можно выйти прямо на крышу (другой квартиры, находящейся этажом ниже).

Итак, заказчик приобрел на последнем этаже новостройки 104,8м2 для жизни. Авместе с ними- потрясающий вид из окон. Содной стороны- панорама старых самарских двориков и крыш домов прошлого века. Сдругой- живописные силуэты современного городского пейзажа. Стретьей- вид на Волгу и заволжские просторы. Именно с этой стороны расположились выходы на две лоджии (авпоследствии и зона отдыха на крыше, но не будем опережать события).

Несомненным достоинством квартиры была и трехметровая высота потолков, позволившая впоследствии интересно разыграть пространство по вертикали. На этом плюсы изначального проекта заканчивались. Поперечные несущие стены жестко делили квартиру на непропорциональные отсеки, что затрудняло возможности свободной планировки. Из-за широкого шага стен значительную часть площади (большую, например, чем площадь спальни) "съедала" огромная прихожая-холл, в которую выходили двери шести помещений. Эта особенность квартиры подсказала архитектору Владимиру Чичерину идею атриума- внутреннего дворика, от которого в разные стороны расходятся анфилады помещений.

Пожелания заказчика относительно создаваемого жилища были минимальными. На чем он действительно настаивал, так это на необходимости переделать смежную со спальней лоджию в кабинет (поразмерам это было вполне возможно) и расширить гостиную за счет присоединения к ней другой лоджии. Последнее решение напрашивалось само собой. Пол узкой, непропорционально вытянутой лоджии, а вместе с ней и гостиной оказался на 0,8м ниже уровня крыши соседней части здания. Мало того, что с функциональной точки зрения лоджия была абсолютно бесполезна- заказчик явно не из тех, кто склонен хранить на балконе домашние заготовки. Помимо этого, взгляд упирался в обычную рулонно-мастичную кровлю, являющую собой малопривлекательное зрелище. Да еще планировка дома позволяла выйти на этот уровень крыши только из нашей квартиры. Можно ли было не использовать такой шанс?

Забегая вперед, скажем, что сейчас крыша- логичное продолжение жилого пространства, и на нее можно попасть прямо из гостиной. Под открытым небом уложено искусственное пластиковое покрытие, имитирующее газон, и создана зона отдыха для теплого времени года- стол и стулья под зонтиком. Но это лишь временное решение. Хозяин квартиры намерен продолжить сотрудничество с архитектором и превратить рекреационную зону на крыше в римский дворик.

Что касается стиля интерьера и сюжетного развития пространства, то эти вопросы заказчик полностью оставил на усмотрение автора проекта. Что получилось в итоге? Некий постмодернистский конструктивизм. Все элементы интерьера подчеркнуто функциональны, просты и лаконичны. Но одновременно с этим в жилище развивается тема классического архитектурного наследия.

Слово "атриум", обозначающее внутренний двор, происходит от латинского atrium. Древнеримский инженер и зодчий Витрувий, живший в I в. до н. э., в своем трактате "Десять книг об архитектуре" упоминал два вида атриумов. Под так называемым каведиумом (отлат. сavus- пустой, полый), имеющим этрусское происхождение, подразумевался двор под открытым небом, окруженный по периметру жилыми помещениями. Другой вид представлял собой галерею со сплошным перекрытием, расположенную в центре дома. Атриум был важным местом жилища. Здесь собиралась вся семья, происходили значительные церемонии: заключение брака, выбор имени новорожденному, погребальные обряды. Вдревнеримских зданиях полы атриума отделывались мрамором и мозаикой, стены украшались фресками, в нишах устанавливались статуи. Идея атриума в архитектуре оказалась настолько привлекательной, что пережила века. Этот прием часто используют в интерьерах различных стилей, связанных с переосмыслением классического наследия.

Сам архитектор затрудняется в точном определении стиля интерьера. "Квартира эклектична,- говорит Владимир Чичерин.- Каждый ее элемент подбирался после долгих размышлений и тщательного сопоставления с окружающим пространством».

Переосмысление приемов древней архитектуры балансирует между серьезностью и иронией. От холла-атриума расходятся лучи-"улицы", неожиданно заканчивающиеся самыми утилитарными предметами: кухонным оборудованием, кроватью в спальне, лестницей, ведущей на крышу... Колонны размещены в иной системе координат- их местонахождение продиктовано конструктивной необходимостью: эти элементы интерьера представляют собой «обломки» несущей стены.

Рустованные стены неожиданно прерываются, не доходя до потолка. Благодаря этому, находясь в любой точке квартиры, чувствуешь, что пространство едино. Более того, возникает естественное желание проследить, как сюжет развивается дальше, что скрывается за стенами, словно сложенными из античных камней.

Светлые рустованные стены, однородные и массивные, контрастируют с легкими и прозрачными горизонтальными и вертикальными вставками из стекла, оправленного в рамы из темного дерева. Этот прием был найден не сразу. Первоначально предполагалось соорудить между кухней и гостиной легкую раздвижную перегородку. На нее возлагалась обязанность изолировать репрезентативную зону квартиры от места приготовления пищи, но при этом пропускать свет. Дизайн перегородки- темная рама, "расчерченная" столяркой на квадраты,- должен был уравновесить белизну сплошных стен. Впоследствии выяснилось, что изолировать кухню не требуется. Образ жизни хозяев не предполагает частых и основательных упражнений в кулинарном искусстве, поэтому проблема с кухонными запахами и шумом оказалась неактуальной. Но отголоски идеи стеклянной перегородки с темной рамой прослеживаются в дизайне прозрачных вставок и рисунке дверей.

С технической точки зрения перепланировка оказалась довольно сложной. Было решено снести несколько больших участков несущих стен. От капитальной стены между гостиной и холлом оставили только два фрагмента- возле санузла и ванной комнаты. Все это было сделано ради того, чтобы получить объединенное, открытое пространство гостевой зоны, включающее в себя холл с гардеробной, гостиную-столовую и кухню. Ачтобы сохранить несущую способность капитальной конструкции, на месте демонтированного участка стены возвели две колонны- металлические трубы, залитые бетоном. Поверх колонн уложили металлическую балку. Часть наружной стены- ту, что разделяла гостиную и лоджию,- разрушили полностью. Пространство лоджии присоединили к гостиной, благодаря чему удалось выиграть около пяти метров полезной площади. Кирпичное ограждение лоджии усилили металлической арматурой и утеплили минеральной ватой. Остекление выполнили с использованием легкой алюминиевой конструкции Rehau c тройным стеклопакетом. Изменения коснулись и несущей стены между холлом и детской. Дверной проем был устроен на новом месте, чтобы более рационально организовать пространство прихожей, расположив у глухой стены гардеробную.

Проведение столь глобальных преобразований несущих конструкций потребовало сложных инженерных расчетов. Они были выполнены тем же конструктором, который проектировал дом. Расчеты показали, что снос капитальных стен возможен, поскольку квартира находится на последнем этаже и воспринимает нагрузку одной лишь крыши. Тот факт, что инженерную часть выполнила организация, проектировавшая дом, значительно упростил и ускорил согласование перепланировки.

В квартире использовано и еще одно не совсем традиционное для городского жилья решение: вгостиной установлен самый настоящий камин. Опять же благодаря расположению жилья на последнем этаже- стехнической точки зрения не составило большого труда вывести каминную трубу на крышу.

В результате преобразований интерьер логично разделился на две зоны- гостевую и приватную. Гостевая зона представляет собой единое многофункциональное пространство. Ритм и диагональное направление движения в нем задают перегородки из кирпича с гипсокартонной обшивкой. Диагонали подчеркиваются и рисунком укладки плитки (керамической и выполненной по специальному заказу гранитной) в холле, на кухне и в санузле, а также штучного дубового паркета в гостиной-столовой.

То, как будет выглядеть картина в интерьере, во многом зависит от ее окружения. Иважнейшими факторами здесь являются фон и освещение. Фон, на котором должны заиграть предметы искусства, по возможности нужно сделать спокойным. Потому что на раздробленном, измельченном деталями фоне картина может просто потеряться. Большое значение имеет и цвет. Так, синий или зеленый фон создает ощущение глубины и пространства, красный и фиолетовый настолько агрессивны, что оттягивают на себя внимание от предмета искусства, желтый в разумных дозах может способствовать положительной окраске восприятия. Универсальным считается серый. Он спокоен, нейтрален, может гармонировать почти со всеми остальными цветами. Белый и черный довольно часто используются в качестве фона при профессиональной подготовке экспозиций. Однако яркий белый может утомлять глаза, а черный при долгом созерцании вызывает отрицательные эмоции.
Для демонстрации предметов искусства больше всего подходит направленное локальное освещение. Оно помогает сконцентрировать внимание на картине. Организовать направленное освещение можно с помощью нескольких галогенных лампочек. Концентрированное локальное освещение рекомендуется комбинировать с общим рассеянным, что создаст больший зрительный комфорт.

Территориально кухня и санузел остались на прежних местах, как и было задумано в исходном проекте. Но они сделались более интересными за счет сложной конфигурации, изломанной пластики стен и перегородок. Кухня четко отделена от гостиной и столовой средствами вертикального зонирования. Ее потолок понижен на целых 50см. Восвободившемся пространстве устроены хозяйственные антресоли. Но не просто антресоли, а антресоли с зенитным фонарем. Когда попадаешь на кухню, создается полное впечатление, что там, за стеклянной частью потолка, проглядывает небо. Однако это лишь иллюзия. Галогенные светильники, спрятанные внутри антресолей, с большой убедительностью имитируют дневной свет.

Гостиная получилась воздушной и просторной не только благодаря своим внушительным размерам и не доходящим до потолка перегородкам, но и из-за стеклянной стены, за которой начинается зона отдыха на крыше. Чтобы попасть туда, нужно преодолеть перепад уровней в 80см, поднявшись на несколько ступенек по деревянной лестнице. Ее дизайн и конструкция- авторское изобретение Владимира Чичерина. Лестница, собранная из деревянных дощечек двух контрастных оттенков (темного и светлого) по принципу «шип-паз», производит впечатление почти невесомой. Ее изящество подчеркивается массивной ступенью-подиумом из черного гранита, изготовленной на заказ фирмой «Гранул». Этот материал также присутствует в отделке пола кухни и каминной полки. Столешница барной стойки выполнена из черного мрамора.

"Ночную" тему продолжает часть подвесного потолка над обеденной зоной, изображающая звездное небо. Окрашенное в массе стекло в сочетании со встроенными галогенными лампочками прекрасно справляется с назначенной ему ролью. Конструкция этого участка- очередное ноу-хау проекта. Вплоскости гипсокартонного потолка прорезано круглое отверстие. Вего глубине спрятан деревянный каркас из пересекающихся брусков. Кним с помощью декоративных болтов, выполненных по специальному заказу, крепятся стеклянные плиты (отверстия в них высверлены алмазным инструментом). На перекрестии плит размещены галогенные лампочки с узкими патронами, свет которых выразительно контрастирует с черным фоном.

Приватная зона квартиры решена принципиально иначе, чем гостевая,- и по планировке, и по выбору отделочных материалов. Она значительно мягче и замкнутее. Расположение и конфигурация помещений почти не изменились. Вдетской иным стало только расположение дверного проема, о котором мы уже говорили. Спальня оказалась включенной в диагональную композицию гостевой зоны, замыкая одну из анфилад. Таким образом, ее несколько больше изолировали от входа в квартиру. Раньше, едва ступив в прихожую, можно было сразу увидеть сквозь дверной проем интерьер спальни. Теперь сквозной участок закрыт гардеробной.

Лоджию рядом со спальней присоединили к комнате и превратили в полноценный кабинет площадью 9м2. Для этого наружные стенки утеплили с помощью пенополиуретановых плит со штукатуркой по сетке, а остекление выполнили из такой же, как в гостиной, алюминиевой конструкции REHAU с тройным стеклопакетом. Ванная увеличила свою площадь и изменилась по конфигурации. Теперь вход в нее устроен из спальни, а не из общего холла, как раньше, что, безусловно, удобнее.

В копилку идей

Четвёртое измерение
Пластика мелкая и не очень

Современный интерьер принципиально отличается от интерьера, скажем, барочного количеством декоративных элементов. Рационализация быта, спровоцированная техническим прогрессом и образом жизни обитателей мегаполисов, обернулась минимализацией усилий дизайнеров по собственно украшению жилища. Разработка удобной планировки и подбор сочетаемой мебели заменили кропотливый труд по подчинению единому стилю всех элементов, начиная от членения стены филенками и кончая формой дверных ручек. В этом можно усмотреть скорее веяние времени, нежели потерю дизайнерами профессионализма.

Из всех предметов, традиционно украшающих комнаты, сегодня наибольшей популярностью пользуются картины и мелкая пластика. Живопись, фотопостеры и сувениры, привезенные из туристических поездок, легко находят место на стенах и полках современных квартир. Ксожалению, практически нигде не увидишь скульптурных композиций. Место, которое требуется для установки скульптуры, рациональнее использовать под мебель или оставить пустым, добавив помещению «простора и воздуха».

Тем отраднее было увидеть в квартире, спроектированной самарским архитектором Владимиром Чичериным, изящное изваяние пробуждающейся нимфы. Стилистика интерьера, предполагающая парафраз классических традиций, позволила дополнить лаконичную пластику рустованных стен эффектным проемом в виде деформированной арки с гипсовой скульптурой. Встроенные светильники усиливают выразительность архитектурно-скульптурной группы. Она одновременно напоминает и фрагменты домов в Помпеях, и постмодернистские фантазии Майкла Грейвза. Аблагодаря удачному расположению (между гостиной и холлом, напротив входной двери) она не только задает тон всему интерьеру, но и организует пространство обоих помещений.

P. S. Чтобы не противопоставлять скульптуру брутальным формам камина, архитектор предусмотрел в перегородке между ними три квадратных проема, организовав переход от арки к камину.

Цветовое решение приватных покоев совершенно противоположно колористической гамме гостевой зоны. Вних использованы глубокие синие тона, холодные и спокойные (вотличие от светлых стен с контрастными элементами из темной древесины в холле и гостиной). Иэто вполне объяснимо: если в гостевой зоне светлые стены помогают визуально расширить пространство и подчеркнуть использованные архитектурные и декоративные элементы, то в приватных комнатах такая мера ни к чему.

При выборе отделочных материалов архитектор учел разницу восприятия больших и маленьких пространств. Если в просторных комнатах внимание привлекает общая композиция, развитие сюжета, то в небольших помещениях взгляд вольно или невольно останавливается на деталях. Вспальне и детской для отделки стен использованы обои ARTE на тканево-синтетической основе с интересной фактурной поверхностью.

В заключение нельзя не остановиться на такой важной, "знаковой" составляющей интерьера, как живопись. Картины художника Станислава Федорова вовсе не подбирались как часть декора. Скорее, процесс проектирования в той или иной степени подчинялся им. Так, грандиозное панно "Римская конница", написанное крупными, фактурными мазками, в определенной мере задало античную, постмодернистскую тему в интерьере: оно настолько идеально вписалось в часть стены гостиной, что выглядит не как живопись, а как фреска. Вспальне- другой жанр и другие сюжеты, более подходящие обстановке. Живопись повлияла и на декоративное оформление интерьера: яркие красные и синие диванные подушки явно соотносятся с ней по цветовой гамме.

Создание и реализация проекта заняли целых полтора года. Отчасти это было вызвано теми темпами, в которых хотел и мог заниматься обустройством своей квартиры заказчик. Но архитектор расценивает спокойный ритм обустройства жилища как безусловный плюс: "Разработка интерьера- процесс интуитивный и постепенный, его не нужно ускорять искусственно».

Квартире уже пять лет, но, побывав в ней, никогда не скажешь, что это жилище создавалось на раннем этапе развития отечественного архитектурного и строительного рынка. Скорее, интерьер воспринимается как существующий вне времени, словно он сам находится в неком четвертом измерении.

В представленном интерьере много деталей, выполненных по специальному заказу. Это и лестница, ведущая на террасу (она собрана по принципу "шип-паз" и устанавливается на две плоскости опоры); и столешница из черного гранита на барной стойке; и зенитный фонарь на кухне. Светильники в ванной также частично изготовлены по индивидуальному заказу. Они крепятся непосредственно на зеркало! Для этого из дюраля были выполнены специальные бруски, с помощью которых осуществляется крепление. По мнению автора проекта, эти элементы придали светильникам особую брутальность. Наличие в интерьере такого большого количества нестандартных деталей, безусловно, отразилось на сроках и стоимости строительства. Воплощение проекта растянулось на 1,5года (вместо 6-8месяцев, за которые обычно делается ремонт в квартирах аналогичной площади).
Редакция предупреждает, что в соответствии с Жилищным кодексом РФ требуется согласование проводимых переустройств и перепланировок.