Юг Франции на севере Москвы

Образ старого загородного дома с устоявшимся бытом в трехкомнатной квартире общей площадью 73,7 м2, расположенной на последнем этаже в доме постройки середины 50-х годов.

Юг Франции на севере МосквыПастельный колорит мягкой мебели эффектно контрастирует с тонким рисунком кованого журнального столика со стеклянной крышкой и темным деревом комода в классическом стиле Юг Франции на севере МосквыАжурная паутина кованой мебели особенно выигрывает от соседства с грубой фактурой природного камня Юг Франции на севере МосквыДекоративная аркада- уместная здесь цитата из средиземноморской архитектуры - придает интерьеру дополнительный колорит. Атмосферу французского загородного дома подчеркивают тщательно подобранные детали: семейные фотографии в серебряных рамках, антикварная шкатулка, коллекция стеклянной посуды Юг Франции на севере МосквыЛюстра над обеденным столом подобрана в тонком соответствии со стилистикой и цветовой гаммой обстановки столовой. Интонация родового гнезда находит здесь наиболее яркое воплощение Юг Франции на севере МосквыПодсвеченная изнутри ниша, в которой живут стеклянные зверушки с острова Мурано, эффектно оттеняет крупные формы декоративной аркады Юг Франции на севере МосквыЗеркальные створки встроенного шкафа зрительно увеличивают пространство спальни вдвое. Раздвижная перегородка может полностью изолировать это помещение от гостиной или объединить с нею Юг Франции на севере МосквыЗаказчики нашли удачную альтернативу ставшей уже традиционной итальянской кухонной мебели, выбрав комплектующие отечественного производства. Кованая подставка для кашпо также родом из России Юг Франции на севере МосквыВ ванной комнате сохранен единый для всей квартиры колористический принцип: темная деталь на светлом фоне. Умывальный шкаф с зеркалом и плетеная циновка на полу выдержаны в общем стиле загородного дома Юг Франции на севере МосквыПлан до реконструкции Юг Франции на севере МосквыПлан после реконструкции

Современный заказчик интерьеров- уже не советский "кино-теле-горе-путешественник", знающий вкус устриц на слух. Русский человек на каких только рандеву не побывал, многое попробовал и собственноручно пощупал. Иобрел в результате свиданий с миром некоторый опыт и вкус. Недаром бьющая в глаза купеческая роскошь периода первоначального накопления капитала неуклонно уходит в прошлое

Началось с того, что заказчики- супружеская пара- приобрели трехкомнатную квартиру на последнем этаже кирпичного дома постройки середины 50-х. Предполагалось присоединить к жилому пространству и чердак. По ряду причин сделать это не удалось, но первоначальная идея все же сказалась на общем замысле, задала интерьеру свою интонацию. Мы имеем в виду интонацию старого загородного дома, некоего родового гнезда с устоявшимся бытом и веками не меняющейся обстановкой. Несмотря на меньшую, чем планировалось, площадь квартиры, этот образ решили сохранить. Заметим, что архитекторов Алексея Долгова и Андрея Капрова, к счастью, пригласили люди, имеющие непосредственное отношение к дизайну интерьеров. Впонимании заказчиков родовое гнездо отнюдь не представляло собой эдакую вотчину Обломовых, заполненную милой сердцу рухлядью.

Первое впечатление отвоплощенного в реальность замысла- большое, пронизанное светом пространство. Оглядевшись, начинаешь понимать: ты, пожалуй, где-то во Франции. Ивот эти блики на стенах оттого, что за окнами- солнечное Средиземное море, а не заваленная сугробами Москва. Старый французский дом, знакомый нам хотя бы по фильмам. Светлые стены и потолок- спасение отюжной жары: не забудем, что "там, на севере, в Париже" теплее, чем в Харькове. Массивные, сложенные из природного камня колонны, темная, доставшаяся отпрапрадедушки мебель. По-галльски изящные люстры и бра, фотографии в серебряных рамочках на комоде, тонкая посуда и статуэтки за стеклом шкафа...

Традиционные черты дома на юге Франции определились под воздействием местного климата и национального характера. Расположенная между Средиземным морем и Атлантическим океаном, Южная Франция отличается обилием солнца, тепла и влаги. Толстые стены, пол из природного камня и небольшие окна спасают отжары. Светлая окраска стен обуславливает психологический эффект прохлады. Вот вам и стилистика: природный камень, сочетание светлого с темным и обязательное присутствие в обстановке предметов старины.

Помните фильм Отара Иоселиани "Охота на бабочек"? Старушки-аристократки, заброшенные первой волной эмиграции во Францию, изо всех сил удерживают в ветхом загородном доме дух старой России, которую они потеряли. Вфинале "уходящая натура" исчезает безвозвратно: дом приобрели до зубов вооруженные современными технологиями японцы. Сейчас мы имеем дело с перевернутой ситуацией- когда наши деловые люди (вхорошем смысле), зачастую не уступая в прагматизме японцам, стремятся создать у себя дома иную реальность. Происходит несколько театрализованная игра в несуществующие воспоминания. Иэто правильно. "Зрелость нуждается в своем athome",- писал Пушкин.

Трудности, с которыми столкнулись архитекторы и строители в процессе перепланирования квартиры, были обусловлены желанием заказчиков превратить ее в большое, насквозь просвеченное солнцем пространство. Самым трудоемким и сложным в техническом отношении оказался частичный демонтаж несущей кирпичной стены между гостиной и столовой. Обязанности разобранной капитальной конструкции стала исполнять металлическая балка, опирающаяся на два кирпичных пилона. Получилось единое вытянутое помещение с окнами в торцах. Архитекторы даже опасались, что возникнет зрительный эффект коридора. Но пилон, облицованный природным камнем (своеобразная визитная карточка фирмы «РЕМСТРОЙСЕРВИС»), и объем поперечной балки удачно разделили пространство на две зоны.

Как материал для возведения перегородок гипсолитовые блоки имеют ряд преимуществ. Соединяясь вертикально и горизонтально по принципу паркета, они образуют конструкцию минимальной толщины, что позволяет увеличить площадь помещения. Гипсолит- материал крепкий и при этом легкий в обработке: хорошо режется и пилится, его поверхность не требует дополнительного выравнивания специальными смесями или штукатуркой (можно сразу клеить обои или плитку)

Визуально увеличивает площадь гостиной и столовой и декоративная аркада, отделяющая общую зону отболее камерных помещений- спальни, ванной комнаты и кухни. Разделение квартиры на гостевую и приватную части подчеркнуто раздвижной дверью спальни, четыре полотна которой позволяют варьировать степень участия этого помещения в жизни примыкающей к нему гостиной. Находящийся в гостиной телевизор на вращающейся подставке может обслуживать и спальню. Мягкое перетекание кухни в столовую обозначено напольной плиткой, повторяющей рисунок паркетной доски.

Стилистически интерьер квартиры продуман до мелочей. Белый цвет оштукатуренных потолков сменяется пастельным оттенком обоев, также имитирующих легкую шероховатость "сельской" штукатурки. Для полов в гостиной и столовой выбрана розоватая паркетная доска из дымчатого бука. Обтянутые кремовой кожей диван и кресла словно растворяются в золотистом воздухе. Бра в изысканно-классическом стиле и встроенные потолочные светильники бросают на стены причудливые блики. Атемные детали- кованые карнизы и подставки для цветов, мебель в стиле "классик" и двери из тонированного дуба- воспринимаются как солидное обрамление яркой картины.

В размеренность французского аристократического жилища вплетаются темы Испании, Памплоны, где проводил свою "Фиесту" Хемингуэй. Этот город расположен на границе с Южной Францией, так что ассоциации с праздником, корридой неслучайны. Обое быков напоминают ножки стола и стульев- темно-серебристые, с медными "копытцами" и кольцами, а прозрачная столешница словно погружает вас в состояние невесомости. Если продолжить литературную реминисценцию- чем не ощущение ирреальности и некоторой подвешенности во времени и пространстве, в каком пребывали герои хемингуэевского романа? Атмосферу праздника усугубляет преломляющийся сквозь стекло свет люстры. Сама она похожа на букет цветов- награду за храбрость.

Испанская тема вновь возникает в ванной комнате. Помещение облицовано керамической плиткой "Гауди", в рисунке которой присутствуют мотивы живой природы. Створчеством великого испанского архитектора этот орнамент соотносится весьма условно, но выглядит красиво.

В копилку идей

Юг Франции на севере Москвы
Для конспирации

Предположим, затеяли вы у себя в квартире ремонт, да не простой, а гордо именуемый реконструкцией. То есть со всяческими "наворотами", перетаскиванием туда-сюда стен и внушительной денежной данью заграничным производителям отделочных материалов. Ив самый неподходящий момент озаряет вас идея. Нечто волшебное, неземной красоты, настойчиво стучится в сознание и требует своего места в интерьере. Акрасота, как известно, требует жертв. Врезультате вы добавляете к стандартному набору забот человека, пребывающего в состоянии ремонта, трудности эстетического порядка. Не сомневайтесь, "закон бутерброда" будет неумолим. Чем красивее ваша затея, тем больше проблем возникнет на пути ее реализации. Опытные архитекторы и дизайнеры прекрасно знают об этой закономерности и проявляют чудеса изобретательности и стоицизма, в большинстве случаев так и остающиеся неизвестными миру. Илишь наша рубрика раз за разом воздает должное маленьким, средним и очень маленьким подвигам архитекторов.

Решив использовать в качестве основного декоративного элемента (заодно выполняющего функцию границы между функциональными зонами квартиры) аркаду, архитектор Андрей Капров был вынужден придумывать и способ сопряжения циркульного проема с прямыми, как рельсы (вбуквальном смысле слова), направляющими раздвижной двери между гостиной и спальней. Сразу за аркой пришлось сделать еще один уступ, в котором и скрыта конструкция дверей. Так что, глядя из гостиной, вы и не догадываетесь о конспиративных направляющих.

P. S. Конструктивными сложностями дело не ограничилось. Архитектору стоило большого труда найти надежную фирму, способную изготовить из одного и того же натурального дерева и двери, и остальную заказную «столярку». Лишь человек, живущий среди мебели, щеголяющей всеми оттенками древесины, может понять всю важность этой проблемы.

Для кухонной мебели и шкафов-купе в прихожей и спальне заказчики выбрали комплектующие детали отечественного производства, что позволило сэкономить деньги без потери качества. На профессиональную компетентность владельцев квартиры в этой области архитекторы вполне могли положиться.

Спальню первоначально планировалось оборудовать на мансардном этаже, поэтому в окончательном варианте ей отведена весьма скромная площадь. Иллюзию большего пространства создают зеркальные дверцы шкафа-купе и дополнительный свет из прихожей. Обстановка предельно лаконична: раскладной диван с покрывалом из натурального хлопка (фактура — «мешковина»), выдержанные в общей классической стилистике вешалка, тумбочка и сервировочный столик.

Вот и все. Совместно задуманный и талантливо срежиссированный заказчиками и исполнителями "спектакль из французской жизни" получился таким убедительным, что повседневная действительность за его рамками представляется декорациями к невеселой пьесе абсурда. Авот как архитектор Андрей Капров сформулировал свое понимание профессиональной удачи: «Когда уходишь с объекта с чувством не облегчения, а сожаления, что он завершен».

Редакция предупреждает, что в соответствии с Жилищным кодексом РФ требуется согласование проводимых переустройств и перепланировок.