Трехмерная картина

Трехкомнатная квартира общей площадью 80,1 м2, превращенная из коммуналки в стильное жилище для семьи художника.

Трехмерная картинаПрямоугольный журнальный столик матового стекла в зоне отдыха- своеобразный "ответ" круглому прозрачному обеденному столу Трехмерная картинаЗеркальные двери шкафа-купе зрительно увеличивают пространство прихожей, обозначенной напольной керамической плиткой Трехмерная картинаГеометрические формы стеллажа дублируются направлением укладки штучного паркета и линией подвесных светильников. Контрастные синие элементы в общей теплой гамме характерны не только для цветового решения квартиры, но и для живописи заказчика Трехмерная картинаЖивописные полотна задали колорит всей квартире. Некоторая их графичность определила геометричность архитектурных решений Трехмерная картинаПодсвеченная ниша с белой и черной керамикой Asa Selection (Германия) и шторы из натурального шелка придают квартире изысканно- строгий вид Трехмерная картинаПочти спартанская обстановка кабинета-мастерской помогает сконцентрироваться исключительно на работе Трехмерная картинаПриглушенное сияние светильников в белой нише привносит в атмосферу спальни спокойствие и уют Трехмерная картинаОтражение настенной керамической плитки в большом зеркале над раковиной создает неожиданный пространственный эффект Трехмерная картинаПлан до реконструкции Трехмерная картинаПлан после реконструкции

Художник не обязательно должен творить в обшарпанном подвале или на столь же непрезентабельном чердаке. Современная «творческая лаборатория» может иметь эстетически безупречный облик

Архитектору Тариелу Жоржолиани удалось создать в квартире заказчика-живописца атмосферу мастерской с ее непременными атрибутами: картинами, мольбертом, обилием декоративной керамики. Иодновременно спроектировать и обустроить красивое, полноценное жилище для семьи.

Определить задачу архитектора можно кратко: стиль и качество. Найти и воплотить в жизнь интерьерное решение, способное удовлетворить будущих жильцов, удается, когда досконально понимаешь требования заказчика и находишь с ним точки соприкосновения. Причем не только в эстетической плоскости, но и в области нормальных человеческих отношений.

В данном случае интерьер квартиры выстроен на симбиозе архитектуры и живописи: лаконичный, по-мужски сдержанный, с ясными геометрическими формами. Ивместе с тем очень изящный, легкий, заполненный радующими глаз предметами обстановки и декора, которые подобраны по принципу «хорошего не должно быть много». Перевернув фразу, добавим: но то, что есть, должно быть хорошим.

Расположенная на четвертом этаже кирпичного дома постройки 50-х, квартира раньше была коммуналкой с тремя изолированными комнатами, длинным коридором, кухней и раздельным санузлом. Перепланировка не предполагала глобальных разрушительных перемен, речь шла лишь о частичном сносе перегородок из гипсолита и кирпича. Так что сложностей при согласовании проекта не возникло. Кухня и санузел сохранили свое прежнее местоположение, стояки соответственно тоже. Заменить пришлось только почтенного возраста трубы и радиаторы водяного отопления.

Трехмерная картина
Точность- вежливость... штукатура

Его величество Гипсокартон. Неужели еще 10-20лет назад мы не знали твоей власти? Старому доброму гипсу и штукатурке нельзя отказать в известной изящности и выразительности, но не они вдохновили дизайнеров на создание многоуровневых лабиринтообразных потолков с подсветкой, не им мы обязаны криволинейными перегородками с многочисленными нишами, полочками и фигурными отверстиями.
Популярность гипсокартона, как говорится, невозможно переоценить. Но вот здесь кроется ловушка для неопытного инициатора ремонта. Любая, даже самая нелицензированная бригада строителей бодро заверит вас в своей способности возводить все, что угодно, не только из кирпича, но и из листов гипсокартона- "хошь по деревянному, хошь по металлическому каркасу". Возвести-то они возведут. Но основная хитрость при работе с этим материалом заключается в окончательной отделке. Чем сложнее конструкция, тем сложнее добиться точности сопряжения всех граней. Вчерне никто не сможет сделать стыки идеально ровными. Таковыми они становятся после кропотливой работы штукатура, который, нанеся не один слой раствора, сумеет исправить положение и придать поверхностям нужную геометрию.
В случае со стойкой под телевизор, являющей собой композиционный центр интерьера Тариела Жоржолиани, положение штукатуров было особенно незавидным. Мало того что архитектор придумал конструкцию, в некоторых точках которой сходились три или четыре грани, так и возможности схалтурить под его пристальным взглядом не было никакой! Малейшая нечеткость- и работу приходилось переделывать.

Архитектор объединил кухню с примыкавшей к ней комнатой и ликвидировал перегородку между этой комнатой и коридором. Получилось единое помещение, которое выглядит очень просторным. Также была снесена перегородка между ванной и туалетом. Вновь возведенная стенка сложной конфигурации между большим совмещенным санузлом и гостиной сделалась конструктивной основой для стеллажа, состоящего из открытых полок-ниш. Этот композиционный центр интерьера открывается взгляду прямо с порога квартиры. Прихожая практически отсутствует, входная зона обозначена лишь пепельно-белой напольной плиткой и зеркальной дверью встроенного шкафа-купе. Оставшиеся две комнаты сохранили прежние габариты и выполняют теперь функции спальни и кабинета-мастерской художника.

При достаточно скромных по современным меркам параметрах квартиры (60м2 жилой площади- не "малогабаритка", но и не XXL, ведь "ходовой" размер сейчас приближается к 200м2) и пожеланиях, сформулированных заказчиком как "максимум воздуха и пространства", выбор в пользу "белого интерьера" был вполне оправдан. Пока велись разговоры о том, насколько актуально это направление в дизайне интерьера, оно успело стать в каком-то смысле классикой. Апримененный в уместных обстоятельствах классический прием всегда себя оправдывает.

Все пространство тонко разобрано по тонам и полутонам, в чем сказалось плодотворное сотрудничество колориста-заказчика и архитектора-исполнителя. Белый цвет подвесных потолков с подсветкой и мерцающими точками встроенных "галогенок" мягко перетекает в теплые пастельные тона стен, на фоне которых выделяются белые ниши с пепельной, белой и черной керамикой. Ее цветовую гамму "цитирует" напольная плитка входной и обеденной зон. Всвою очередь, сами вазы и бутылки абстрактной формы- тоже стилистическая цитата, аллюзия на натюрморты итальянского живописца и архитектора Джорджо Моранди.

Джорджо Моранди (1890-1964)- итальянский живописец, график и архитектор. В1918-1921гг. примыкал к группе "Валори пластичи", предопределившей развитие искусства Италии в направлении неоклассики. Вего живописи реальность трансформируется в систему лаконичных объемов, размещенных в безвоздушном пространстве. Моранди- автор знаменитых «натюрмортов с бутылками», которые находятся в крупнейших музеях мира.

Ниши с подсветкой являются архитектурным лейтмотивом интерьера, своеобразными «островками праздника» среди строгой геометричности пространственных форм. Исключение составляет кабинет-мастерская, где хозяина ничто не должно отвлекать от работы. Некоторое разнообразие в намеренный аскетизм мастерской вносит разноуровневая объемная композиция на потолке.

В кабинете стены вновь "белеют", чтобы оттенить развешанные на них картины. Сами живописные полотна- не просто украшение, их лучше назвать камертоном, по которому настроен цветовой колорит квартиры. Втон живописи подобраны шелковые шторы гостиной, штучный паркет светлого дуба, ореховые двери и сливающаяся с палевыми стенами кожаная мягкая мебель. Некоторая графичность художественной манеры автора полотен предопределила адекватные архитектурные решения интерьера: линейную выверенность форм и четкую прорисовку объемов, минимализм в сочетании с пластичностью, продуманную игру света и тени на поверхностях.

В "фирменной" золотисто-охристой цветовой гамме художника присутствуют вкрапления синего цвета. Архитектор воспринял этот прием и включил акцентные синие пятна в общий теплый колорит интерьера. На кухне холодный ультрамарин дверных панелей гарнитура усиливается активным применением металла- стальной вытяжкой и металлическими ножками обеденного стола со стеклянной столешницей. Но ощущение холода смягчается интенсивно-теплым цветом стульев. Обеденную зону отделяет от гостиной четкий рисунок напольной плитки. Асвязующим звеном служит висящая на стене картина, где синие пятна расположены именно со стороны кухни.

Оттенки синего появились и в спальне. Матовое голубое стекло дверей встроенного шкафа перекликается с полупрозрачным тюлем штор. Анасыщенно-синие подушки на кровати и белая ниша с матовыми вазами и светильниками делают помещение необыкновенно нарядным. Возникает ассоциация с берегом моря и солнечными бликами на воде. Ктому же и небольшая пальма здесь присутствует.

В зонировании квартиры важную роль играет освещение. Различные его типы позволяют почти до неузнаваемости менять пространство. Чтобы не возникало путаницы при "дирижировании" этим световым оркестром, применяются так называемые перекидные выключатели, обслуживающие близкую к ним область интерьера. Во входной зоне располагаются выключатели, отвечающие за прихожую, середину гостиной и подсветку картин. Чтобы затем выключить свет, возвращаться не обязательно: дублирующая группа находится в центре квартиры. При высоком качестве современной осветительной арматуры сложная на первый взгляд система увеличивает стоимость строительства всего на 1,5-2%.

В ванной комнате, облицованной бело-сине-серой плиткой и оборудованной белой сантехникой со стальными смесителями, иллюзия прохлады достигает апогея. Чтобы иллюзия не трансформировалась в самый натуральный озноб, в помещении предусмотрен теплый пол.

Очень важную роль играет в этой квартире освещение. Его яркость варьируется: от полумрака, в котором таинственно мерцает потолок и приобретают вид музейных экспонатов керамические предметы в нишах и картины с "выставочными" светильниками,- до парадного (как на флоте, по команде "все вдруг") освещения пространства. Тариел продумал систему светильников так, чтобы включение каждой новой группы прибавляло к восприятию интерьера что-то новое. Подвесные светильники муранского стекла стилистически сближены с декоративной керамикой. Ктому же форму четырех матово-белых колокольчиков многократно повторяет на стенах и потолке игра бликов от встроенных лампочек. Авизуальное зонирование квартиры подчеркнуто линиями подсветки разноуровневого потолка.

Еще древние греки называли архитектуру матерью всех искусств. Ине потому, что остальные чем-то хуже и ниже. Просто в зодчество ангажированы почти все музы. Взаимоотношения архитектуры и живописи могут складываться по-разному. Обычно задача работающего над интерьером архитектора- "вписать" в него картины. Проектируя жилище художника, Тариел Жоржолиани нашел нетривиальное решение: не картины вписываются в интерьер, а интерьер "вытекает" из них. Уархитектуры и живописи общего меньше, чем различий. Художник может положиться на случайность результата и даже возвести ее в принцип (это называется экспрессионизм). Архитектору подобные вольности, как правило, выходят боком. Объединяют два вида искусства пластика, свет и цвет. Винтерьере эти составляющие дополняют друг друга. Каждая нота подобрана так, чтобы гармонично звучать в общей мелодии.

"Архитектура- это застывшая музыка». Произведения современных зодчих, увы, чаще вызывают ассоциации с блатной песней в исполнении Шуфутинского или псевдоцыганскими «конфетками-бараночками», чем с Моцартом, Вивальди или джазовой импровизацией. Получившийся у Тариела Жоржолиани в тандеме с живописцем- заказчиком интерьер хочется сравнить со сложным дуэтом музыкантов-виртуозов.

Редакция предупреждает, что в соответствии с Жилищным кодексом РФ требуется согласование проводимых переустройств и перепланировок.