Секрет ее бодрости

Секрет ее бодрости
Секрет ее бодростиВ квартире нет общего освещения. Каждая зона и каждый предмет имеют свой собственный источник света, благодаря чему освещенность может бесконечно варьироватьсяСекрет ее бодростиПрямоугольник с лампами дневного света над кухней не только зрительно выхватывает ее из общего полумрака квартиры, но и производит впечатление фальшатриумаСекрет ее бодростиЗа этим столиком часто собираются друзья хозяйки из мира рекламы. Поэтому цитаты из книги Федерика Бегбедера "99 франков", читаемые через стекло столешницы, попали на нее не случайноСекрет ее бодростиНа такой кухне удобно готовить, ни на секунду не отвлекаясь от общения с гостями (MESON'S)Секрет ее бодростиПлетеные ящички в подиуме смотрятся очень декоративноСекрет ее бодростиВанна установлена на подиуме, под которым проходят коммуникации. На переднем плане- раковина для педикюра, расположенная прямо в полуСекрет ее бодростиМножество "кривых" зеркал повешено над умывальником и туалетным столиком для поднятия настроения. Этому же способствует гирлянда разноцветных лампочекСекрет ее бодростиГостевой санузел покрыт влагостойкой краской в стиле сафари. Колорит "зебры" подбирался исключительно в тон гирляндам из пластмассовых колец, которые служат занавеской в душевой. Винтажные гирлянды выполнены в конце 60-х гг. XXв. в ВеликобританииСекрет ее бодростиВстав с кровати, можно проследовать к ванной по мягкому ковролину, а можно подняться по ступенькам на подиум из лиственницы и пройти по маленькой галерее, которая одновременно является вместительным гардеробомСекрет ее бодростиПлан до переустройстваСекрет ее бодростиПлан после переустройства

В те далекие уже посткризисные годы мало кто из новосибирских архитекторов понимал, чего хотела от них эксцентричная заказчица. Почему была недовольна их проектными предложениями? Может быть, они просто не представляли масштаб ее личности и круг интересов?

Обладательница этой квартиры- человек действительно необычный: она с легкостью меняет как сферу бизнеса, так и сферу интересов, простирающихся от древних алтайских росписей до современной японской станковой графики. Все это нашло воплощение в интерьере, когда работа над ним была доверена Маргарите Вяткиной и Оксане Чащиной.

История переделки стандартной четырехкомнатной квартиры в максимально открытое пространство уже имеет определенную давность. Азначит, проверка временем на актуальность и жизнеспособность вполне состоялась, что явилось, в свою очередь, своеобразным знаком качества.

Атогда перед архитекторами предстала уникальная заказчица. Она твердо уверена в своих предпочтениях и, главное, смогла их внятно сформулировать. "Люблю-не люблю" здесь было не капризом, а результатом жизненного опыта, приобретенного, кстати, в самых разных условиях- от студенческих общежитий до "новорусских" апартаментов. Сейчас квартира носит настолько явный отпечаток яркой и подвижной личности своей хозяйки, что, по сути, является ее вторым "я". Иэтой особенности своего дома наша героиня не скрывает. Ибо подходила к его созданию с ответственностью абсолютно уверенной в себе женщины, открыто демонстрирующей свои желания и не особо заботящейся о том, как будет понята другими.

Идея использовать мотивы древних сакских росписей на "скорлупе" кухни возникла у хозяйки во время поездки на Горный Алтай, а выполнил ее по мотивам обнаруженных там петроглифов художник-монументалист Сергей Беспамятных. Сначала поверхностям придали фактуру старого камня- те стали неровными, с множеством трещин. Затем зубилом был нанесен неглубокий горельеф. На вогнутой стене, смотрящей в прихожую, вылеплен барельеф.

На плане четко видны две главные составляющие интерьера, разделяемые несущей стеной. Справа расположены личные покои хозяйки, слева- место приема гостей. Но когда находишься внутри квартиры, эту грань определить трудно. Общественная зона как бы перетекает в приватную. Объединяет их "запятая"- даосский символ женского начала "инь", форма которого выложена темным линолеумом на полу холла. Это помещение, если смотреть на план,- композиционный центр, связывающий кухню, гостиную и спальню.

Кухню, в стандартных квартирах обычно играющую второстепенную роль, здесь переместили в центр гостевой зоны. От остального пространства она отгорожена стенами, напоминающими квадратные скобки. Таким образом скрыли ее сердце- плиту- и одновременно сделали помещение дружелюбно открытым с двух сторон. Можно заниматься готовкой, не прерывая беседы с гостями, для которых приготовление угощения становится чем-то подобным фокусу: видно, как это делается, но что появится- сюрприз.

Каждая хозяйка стремится сделать свой дом неповторимым. Уникальность этой квартиры открывается лишь внимательному взгляду знатока. Кроме впечатляющего рельефного панно при входе здесь масса и других произведений искусства. Это и графические работы известных художников, приобретенные на вернисажах и в галереях современного искусства, и просто симпатичные вещи, сделанные вручную на заказ.

При этом одни послужили источником вдохновения для других. Например, ветвистые кованые ножки столика, на который поставлен компьютер, явно сделаны под впечатлением от фотографий веток, которые были у хозяйки еще задолго до покупки квартиры, а теперь весьма удачно висят по правую и левую стороны от кухонного проема.

Кроме использования батика в ширмах, стоящих на окнах и кое-где загораживающих радиаторы (что для подобных изделий традиционно), решили также украсить им журнальный столик. Авторство этой идеи тоже принадлежит хозяйке. Просто в ее любимой работе, которой было найдено место в столовой зоне, она увидела символическую идею яйца. Захотелось, чтобы и столик имел такие же овальные очертания. Апоскольку в магазинах и салонах столика нужной формы не нашлось, столешницу сделали на заказ. Простое стекло показалось слишком скучным, захотелось украсить поверхность росписью, но только так, чтобы не испортить ровную и гладкую плоскость. Рисунок нанесли на тонкую ткань и поместили между двумя прозрачными слоями стекла. Мотив прост- это цитаты из романа французского писателя Федерика Бегбедера "99 франков", которым все зачитывались в тот год, когда оформлялась квартира.

Эту радикальную планировку предложила опять-таки сама хозяйка, что было связано с одним из главных ее пожеланий- чтобы в квартире не было шкафов. Ни одного! И даже их геометрических производных, скажем холодильника, духовки и душевой кабины! Правда, не нравятся ей не столько сами параллелепипеды этих предметов, сколько традиция ставить их к стенам, сводящая на нет саму идею ремонта. Зачем обновлять стены, если все равно их загородят шкафами? Кроме того, наша необычная героиня не любит традиционные люстры, шторы, керамическую плитку и прочие "советские" интерьерные стереотипы.

Зато ее отличает любовь к яркому и чистому цвету, острая нехватка которого одинаково обусловлена как длинной черно-белой сибирской зимой, так и серыми офисными буднями. Цвет ассоциируется со свободой, точнее, два цвета- оранжевый и желтый. Авторы предложили невероятное количество выкрасок, на каждую из которых хозяйка многократно приходила смотреть, чтобы понять, как они будут восприниматься при разном освещении. Казалось бы, чего проще- взять да покрасить стены открытым цветом, как из баночки с гуашью. Однако прошло немало времени, прежде чем нашелся "правильный" оранжевый, который был одинаково хорош и днем и ночью, и зимой и летом.

В квартире не очень высокие потолки- 2,8м. Поэтому, чтобы не потерять ощущения просторного помещения, применили простой, но эффектный прием "обнижения". Это значит, что в меблировке использовались негромоздкие предметы низкой "посадки". Вгостиной, например, доминирует большой подиум-лежанка ультрамаринового цвета. Оранжевый с синим выбраны художником для создания гармоничного контраста. Контур сооружения, с ребрами жесткости внутри, сделан из местного материала сибит. Сверху положены толстая фанера и матрас, сшитый на заказ. Большая полукруглая дуга подиума (в нем предусмотрены маленькие ящички для мелочей) скрывает острый угол, образованный внешними стенами квартиры. Рядом- журнальный столик со стеклянной столешницей и кресла с заниженными сиденьями из сетки. Взгляд сидящих на них и тем более возлежащих на подиуме скользит снизу вверх, что "приподнимает" потолок.

Никто из многочисленных знакомых хозяйки не верил, что получится действительно красиво. Зато теперь мало кто откажется посидеть в гостях среди этих теплых оранжевых стен, особенно в студеные зимние вечера. Цвет оказался достаточно универсальным: на его фоне отлично смотрятся произведения искусства из личной коллекции хозяйки: графика, фотографии, этническая скульптура. Сним хорошо сочетаются и другие цвета этого же теплого ряда: лиственничный пол медового оттенка, контрастная ультрамариновая лежанка-подиум.

Окна гостиной смотрят на запад и позволяют закатным бликам играть на оранжевых стенах поистине огненными оттенками, окна спальни смотрят на восток. Хозяйке приятно просыпаться с лучами восходящего солнца, под звуки ударов по теннисным мячам, и делать гимнастику на балконе, покрытом граффити.

Секрет ее бодрости
Жилец в этой квартире один. Азначит, отсутствует необходимость в лишних дверях, перегородках и шторах. Разноцветные пластиковые "капли" лишь условно отделяют ванную от гардеробной. Сами "капли" недорого куплены в лондонском магазине, торгующем вещами 60-70-х гг.прошлого века. Оттуда же штора из пластиковых колец в гостевом санузле. Согласитесь, без этой интерьерной бижутерии было бы гораздо скучнее.

Приватная зона на исходном плане состояла из трех маленьких спален, расположенных наподобие вагонных купе вдоль стены с балконами и выходящих в один темный холл-тамбур, снабженный с обеих сторон ванной и санузлом. Разумеется, стены пришлось убрать, чтобы получить большую и светлую, с тремя окнами и двумя балконами, спальню, плавно переходящую в открытую ванную с приподнятым полом. Да, ванна, которая находится прямо в спальне, напротив окон, и над которой расположены динамики,- это еще одно из осуществившихся желаний хозяйки. Любопытствующие могут не беспокоиться: квартира была выбрана в доме, напротив которого нет и не предвидится других зданий.

Стены квартиры (кроме несущей, в самой середине) не доходят до потолка. Во-первых, это дает возможность дневному свету распространяться по интерьеру. Во-вторых, зрительно раздвигает пространство.

Перегородки порой оказываются весьма условными. Кпримеру, разграничивающую роль- и не без кокетства- играет занавеска из разноцветных пластиковых бус, которой гардеробная отделена от ванной, а также гирлянда из колец в душевой (Лондон, 60-е гг. XXв.). Белая ванна, синий натяжной потолок, красная перегородка, желтоватый фон- цвета будто взяты из супрематических работ Казимира Малевича.

Секрет ее бодрости
Заказчице очень хотелось иметь кованую кровать. Но не без вычурности традиционных форм. Итогда мастерами фирмы "ЛАЙНЕЛИ" (г.Новосибирск), где изготовлена вся многочисленная авторская мебель для этой квартиры, был разработан эскиз изголовья и изножья кровати, стилизованных под китайские иероглифы. На потолке разместилась кованая подвесная конструкция, рядом с которой было прикреплено несколько воздушных светильников в виде птиц.Хозяйка не терпит шкафов, особенно придвинутых к стене, но ради стеллажа для книг решила сделать исключение. Это кованое сооружение, представляющее собой графический синтез нескольких иероглифов, вписалось в угловую зону сложной формы. Дополняет необычный образ яркая ширма на окне, заменяющая занавес.

Если бы не детали, было бы несколько странно видеть, как спальня с ее кованой кроватью, стеллажом и потолочной решеткой в виде стилизованных иероглифов переходит в "супрематическую" ванную. Детали эти наделяют интерьер чуть ироничным подтекстом. Кним относятся зеркала с кривыми краями; забавная "ямка" для педикюра в полу ванной; почти китчевые занавески из пластика; словно отбитый край каменной столешницы умывального столика, окантованного металлом с заклепками, и, наконец, рваный край самого подиума, на котором стоит ванна- шедевр Филиппа Старка. Подобные "неправильности" во множестве "разгуливают" по всему жилищу, как бы сбивая с него пафос и скуку.

Этот необычный интерьер настолько пришелся хозяйке по душе, что она окрестила его Нирваной, архитекторы же за глаза назвали Катарсисом. Ив этом нет ничего странного. Видимо, для того чтобы стать нирваной для своей обитательницы, квартира прежде должна была стать катарсисом для своих создателей.

Комментарии ( 0 )

Яндекс.Метрика